истории анонимных алкоголиков

Артём

Всем привет. Меня зовут Артём, я алкоголик. Волнуюсь, честно говоря, потому что это первая моя спикерская. Я понимаю, что это очень важно для меня и для людей, которые всё ещё страдают болезнью, которая обвела меня вокруг пальца, да и чуть не угробила.

Я расскажу свою историю. Отец у меня в своё время занимался алкоголем. Мне было интересно, что это. Меня отдавали в спортивную школу, я тренировался, но всё равно меня тянуло на улицу. Мне было интересно смотреть, как люди живут. Тогда такое время было, что было модно на скамейках сидеть, пиво употреблять. И как-то раз я попробовал. Мы с соседом поехали в поход, взяли немного алкоголя, достаточно крепкого, и я его попробовал. Я понял, что это такое, что в этом состоянии я могу себя вести так, как мне хочется. Меня начало раскрепощать, я начал дурковать, обезьянничать, можно сказать. Ну, и с этого всё началось. Я понял, что мне всё можно в этой жизни, как я хочу, так и будет.

Потом пошла школа. Я зазывал своих друзей в подъезд, перед занятиями обязательно нужно было выпить. Мне не хватало смелости трезвому находиться в школе. Мы собирались в подъезде, брали слабый алкоголь, употребляли его, и потом я шел в школу. В школе я задирался, хотел чувствовать себя лидером, крутым, хотел побеждать кого-то. И я всегда употреблял перед этим, потому что так-то мне не хватало смелости общаться даже с девушкой. Да и в то время как бы модно было во дворе вести себя круто: у кого-то что-то забирать. Тогда мне казалось, что это круто. Здравомыслия у меня, по большому счёту, не было, оно мне даже не подсказывало, что это неправильно. Ну, дурковали и дурковали.

На этом фоне, конечно же, я получил статью и в первый раз отделался условно. Но, всё равно, ничего не понял. Так же дальше употреблял и опять попал в тюрьму. Мне дали уже срок реальный, и я отсидел. Там я, конечно же, ничего не употреблял. Это был первый срок, я как бы родился. И, всё равно, потом все пошло по-прежнему. Опять эти встречи, алкоголь, праздники, застолья, клуб и тусовки. Ну, и опять на этом фоне какая-нибудь драка непонятная. Но я никогда не думал, что я буду сидеть. Вот второй раз, когда меня посадили, я убрал это вещество, у меня его не было. А так он у меня был каждую пятницу. То есть моя зависимость формировалась, а я даже не подозревал этого. Когда меня закрыли в исправительном учреждении, алкоголя там не было. И  я думал, что буду делать дальше: буду тренироваться. И наступил тот день, пятница, когда мне нужно было выпить, а у меня не было.  И меня начало жёстко ломать. Я это помню. Я начал задыхаться, я не понимал, что со мной. Мне кажется, страх смерти даже присутствовал. Даже такие моменты были, что мне казалось, что я заболел чем-то. Я стал замкнутым, необщительным, в себе жил. Какие-то обиды  развивались. Вот так формировалась моя зависимость.

Когда я сидел второй срок, к нам приезжали анонимные наши братья, алкоголики. Мне было любопытно. У нас была комната, там можно было смотреть телевизор. Вот сели анонимные, я присел напротив них, и они начали представляться. Тогда у меня было отрицание всего этого. Я думал: да бред какой-то. Ребята пришли, говорят, что они алкоголики. Я же не алкоголик. Какой я алкоголик? У меня всё нормально. Ушёл оттуда и начал жить опять какими-то своими представлениями, сказками, придумывать себе какой-то там образ супер-пацана крутого. Такие люди рядом со мной, большая компания, да мы можем тут завоевать всё и так далее.
Картина менялась с каждым разом всё больше и больше, зависимость разрасталась. Без алкоголя я уже не мог, да и в алкоголе я уже не мог. Я не радовался, мне не было хорошо. Алкоголь снимал на какое-то время, а с утра я понимал, что все накопленные мои жизненные проблемы, мои неадекватные действия по отношению к другим людям заставляли меня пить, как-то заглушать эту внутреннюю боль. Получается, я отрывал себя от реальности и забивал себе голову вообще не нужным.  Я поломал все свои механизмы, как у человека вообще устроено с самого детства. И без этого уже не умел справляться и всегда искал выход. Я не мог больше недели воздерживаться от алкоголя. Я думал: «Вот сейчас неделя пройдёт, меня опять начнет ломать. И куда это всё?» Я и в спорт уходил, я уходил… Да куда только не уходил! Ничего мне не помогало вообще.

Я дошёл до того момента, до кризиса, когда чуть не выпрыгнул в окно. То есть был такой момент, что я настолько упился, что не спал двое суток. Попал в психиатрический диспансер. Мне сказали, что, если бы чуть попозже, может быть, и не доехал бы, а может быть, вообще в реальность не вернулся, ходил бы в своем бреде. Я очень мало спал – и меня туда отвезли. Меня там выправили, дали антидепрессанты. Я вышел оттуда. Но там было по кайфу, честно говоря. Мне нравилось там находиться, я чувствовал себя в безопасности. Там были люди, такие же, как я, чувствовал себя там нормально. Тогда я не понимал, почему. Потом я оттуда ушёл и не знал, какой путь меня дальше ждёт.

Антидепрессанты начинали отходить, и началась опять ломка. И на этом фоне я опять прятался в психушку, потому что знал, что мне там помогут. Единственное место, где мне было хорошо. Второй раз там полежал, вышел… Ну и мне сказала женщина одна: «Оставь здесь станок свой бритвенный, он тебе ещё пригодится.» Меня это так расстроило сильно, если честно. Я думал, что больше никогда туда не вернусь, что бы ни было.  Я понимал, что психушка – это реально уже нездоровая тема, и что мне надо что-то делать. Оттуда поехал к себе на дачу, думал, я там спрячусь ото всех, мне там легче. На самом деле легче мне не стало, и я начал искать выход.

Я начал молиться, начал звонить, просить помощи. Звонил в православный храм, меня туда приняли. Я начал с этого свой путь. Жил в монастыре неделю, дрова там рубил. У меня был близкий друг. Я его с собой забрал, и мы, два алкоголика, поехали туда. Жили там месяц, и я встретил там женщину из реабилитационного центра. Она сказала, что мне нужно туда. У меня выхода другого не было. Моя жизнь в 33 года должна была закончиться в принципе. Я не понимал, как я дожил до такого момента, что в 33 года я уже должен умирать. И я пошёл в ребцентр.

Там мне показали три каких-то шага. Мне не сразу ложилось это всё. Но я просто шёл туда, я понимал, что выхода другого нет. Мне сказали ходить на собрания. Когда меня выпустили из центра, я приехал в другой город. Нашёл алкоголика там местного, мы поехали с ним вместе на группу. Я чувствовал себя здорово и думал, что и всё, похожу или не похожу – и нормально. Но, понимаешь, только отстраняюсь от людей, от сообщества, от групп – и становится хреново. Я не понимал, почему. Блин! Я опять бежал туда. Я как-то с предвзятостью ко всему к этому относился. Но, когда мне было хреново, у меня были заложенные инструменты, что мне нужны группы.  Спонсор у меня появился. Да я его не слышал первое время. Он мне давал какие-то шаги, я отрицал эту программу.  Он мне всегда говорил: ты не хочешь её делать. А я, действительно, хотел делать свою программу. Вот поэтому мне было постоянно хреново. Я был непослушным всегда, эгоистом, злым таким, мне не хотелось никого слушать, кому-то служить. Зачем мне всё это нужно было? Но что-то я от спонсора услышал! Он сказал: «Иди на группы.» И, когда мне было совсем плохо, я ходил на группы.

Раз пришёл на группу и попал на семинар. Услышал там такие хорошие вещи! Но единственное, что  помню  – это принцип «во всех своих делах». То есть моя жизнь, основанная на своеволии, своекорыстии, не принесла мне никакого результата. На сегодняшний день есть принцип «во всех своих делах» – это дома, это общение с родителями, с девушками и так далее… Всё это приносит очень большие плоды. Я понимаю, что, если бы не было сообщества, людей рядом, к кому бы я обратился за помощью, я бы погиб.

Я переехал в Краснодар, где я сейчас нахожусь, нашёл себе спонсора. Наконец-то принял решение пройти по этим шагам. Я не знал, что это за шаги, но у меня был большой интерес к этому, потому что других вариантов не было вообще. Я начал шагать, просто писать и делать то, что мне говорят делать. Прямо делать, делать, делать. Сейчас я понимаю, для чего мне нужен был такой инструмент, как звонок. Когда мне хреново, делаю звонок, звонок спонсору, звонок такому же человеку, как я, делюсь всеми своими проблемами. Если я честен с самим собой, если мне нужно сказать то, что у меня внутри, я обязательно об этом говорю – и мне становится легче, и люди меня начинают слышать. В общем, вся моя жизнь, которая была до этого, она была создана мной. Я был человеком, каким в действительности не являюсь. И в жизни моей не получалось, как мне хотелось. Я пил, потому что у меня было недовольство, раздражение, злоба, ну и так далее.

На сегодняшний день я могу сказать так. Когда-то я отрицал эту программу и ненавидел этих людей, думал, что это секта. Сейчас я делюсь опытом, который у меня есть. И я могу сказать, что Бог есть и что Он внутри меня. Если я буду делать действия согласно Его воле, то всё у меня будет в жизни хорошо. Я благодарен сообществу за то, что я сейчас живой, разговариваю с вами, хотя я думал, что это сложно. Я думаю, что стоит попробовать каждому из людей, которые страдают внутри себя, даже не говоря об этом никому, попробовать пройти эту программу и начать жить с чистого листа, радостными, счастливыми, свободными. У меня всё.