Здравствуйте, меня зовут Максим, я алкоголик.

Здравствуйте, меня зовут Максим, я алкоголик.

Большую часть своей жизни я не думал и не предполагал, что когда-нибудь я назову себя «алкоголик». В моем старом понимании, алкоголики – это люди, которые спят на теплотрассе, кто уже всё в жизни потерял, кто пропили машины, квартиры и т.д.…

Я ведь не такой, просто у меня какая-то неудачная полоса в жизни, думал я, и жизнь вот как-то не заладилось, наверное, с самого начала.
Я считал, что с алкоголем у меня проблем нет. Наоборот, у меня как раз проблемы без алкоголя. У меня проблемы с деньгами, с работой, женщинами, с коллегами по работе, с начальством. Алкоголики – это кто угодно, только не я.
Ещё я считал, что если я буду себя называть алкоголиком, то обязательно таким и стану, был уверен в этом.
Мне казалось, что у меня какой-то особый путь в жизни.

Я из простой рабоче-крестьянской семьи. Алкоголь я начал употреблять в раннем возрасте, лет в 14-15. Мне очень хотелось скорее стать взрослым. Я видел, как мой отец пил, как друзья отца пили, как «старшаки» пили во дворе школы. Какие были крутые все эти компании – так мне тогда казалось. Мне хотелось стать таким же, как они. Я считал, что алкоголь – это мой пропуск во взрослую жизнь, необходимое условие для того, чтобы я мог называть себя взрослым. Мне нужно было выпить водки, переспать с женщиной, и вот тогда я уже мог называть себя взрослым.

Я долго приучал себя к алкоголю. Я помню, как учился пить пиво. Оно было горьким и противным на вкус. На меня пацаны смотрят, а мне надо показать, что это круто – пить пиво.  Пью пиво и говорю: «Да, вкусно! Особенно тёмное, оно особенно вкусное!». И я убедил себя в том, что это действительно было вкусно. С детства я помню такую картину: мы идём с друзьями во дворе, я пью это пиво, морщась внутри, а сам делаю такой вид что всё хорошо, всё круто. И у нас всё круто. Мы круче всего мира.

Годы были интересные. Страна разваливалась, старые ценности уходили, новые не приходили. Всё было очень нестабильно и подвешено. Вроде бы инерция какая-то «советского воспитания» еще была в моей жизни, но уже со всех сторон кричали что у страны «новая жизнь», и вы живёте все неправильно! Я вспоминаю сколько в телевизоре было рекламы алкоголя. «Белый орел» подмигивал и еще чего только не показывали! Я продолжал считать алкоголь непременным атрибутом взрослой жизни.  Из рассказов родственников я выхватывал то, что алкоголь – гениальное изобретение, универсальный инструмент, который давал мне контроль над этой жизнью и над своим внутренним состоянием. Когда мне было плохо, я мог выпить и мне становилось хорошо; когда было страшно, то я выпивал и становился смелым; когда мне было скучно, я выпивал и остановилось весело; мне было холодно, я вспоминал об этом, выпивал и согревался. Алкоголь стал тем средством, которое чем-то дополняло мою жизнь и раскрашивало её в яркие краски. Все становилось интереснее, и гулять по улицам, и с девчонками обниматься, и на рыбалку мы бегали. Вроде все то же самое, как и раньше, только теперь повзрослому – рыбалка, ночь, костер и бутылка.

Я учился пить и не скажу, чтобы у меня сразу начались какие-то крупные проблемы. Первой из проблем было то, что я выпивал что-то более двух ста грамм и меня тошнило, вертолёты в голове крутились. Я мечтал, чтобы научиться пить как взрослые, мне же уже 15 лет.  И научился, начал пить много. Поначалу у меня был легкий сушнячок. Попил водички и могу дальше заниматься делами. К годам семнадцати я начал опохмеляться. В каждой компании, начиная от дворовых компаний и заканчивая вечерами встречи выпускников или студенческими вечеринками, я всегда был пьянее всех. Как такое получалось я не мог понять.  Почему все пьют нормально, с ними всё хорошо, им весело и прикольно, а я обязательно с кем-нибудь подерусь, где-то упаду или что-то потеряю? Я всё списывал на какую-то особую непереносимость организма к алкоголю и не мог честно признаться себе в том, что я просто хочу выпить больше чем все, думал, что все хотят выпить, что всем людям после бутылки пива хочется выпить вторую. Был убежден, что все люди такие же, как и я, только у них сила воли другая. Считал себя слабовольным человеком, естественно, не показывая виду и не рассказывая об этом никому. В очередной раз напивался и в очередной раз просыпался с разбитым лицом или кулаками; кошельки, часы терял, меня раздевали во дворе, всяко было по пьяни.

Я просыпался вот с этими потерями, вспоминал что вчера было и мне остановилось жутко стыдно и страшно, что все это видели и за этот позор мне придётся отвечать. Я искал способ, чтобы пить без этих последствий.

Потом начинал анализировать: вот что это было вчера!? где я ошибку совершил? не надо было за второй бежать!? может градус не стоило понижать или напитки не надо было смешивать!? Вот тогда бы и к брательнику не поехал и не случилось бы ничего плохого. Мы, как встретимся с ним, всегда напьемся и обязательно куда-то попадем не туда, или через витрину кабака выйдем!?  Точно, не надо было ездить к брательнику!  Всё, выводы я сделал, всё понял и в следующий раз такое со мной не случится. А в следующие разы все было то же самое, ну может чуть по-другому – я выпивал чуть-чуть, дальше мне хотелось ещё больше выпить, и я выпивал, напивался, ну и дальше уже со всеми приключениями… очухивался в отделениях милиции, вытрезвителях, больнице и так далее.

Параллельно я учился, что-то заканчивал, где-то работал. Женился на девочке, с которой долго встречался. Она забеременела, а раз забеременела, то давай жениться. Жизнь шла своим чередом, где всегда было два праздника в месяц: аванс и зарплата и каждую неделю пятница! Работал сутки/трое и мне нравилось как круто я устроился: и побухать и бабенку какую-нибудь привести, жена не узнает.

 Жизнь продолжалась. Я не заметил, как перестал ходить в те места, где нет выпивки. Помню, как на рыбалке, в три часа ночи, я всех пацанов взбаламутил: «всё мужики, погода меняется, клёва не будет. Надо в город ехать». Гружу всех в лодку, и мы гребём несколько километров к городу. Я всем объяснил, что клёва больше не будет, а на самом деле у нас просто посреди ночи закончилась водка, и я всех с взбаламутил, чтобы мы поплыли в город. Там я первым делом пошёл и купил водки, раньше везде продавали. Многим мне приходилось платить за такую жизнь. Потерянные вещи и документы я уж не говорю, это не в счет. Здоровье, травмы, в том числе и серьёзные травмы, которые к инвалидности меня приводили. Разбитые машины уже после пошли, потеря бизнеса, уважения окружающих и самоуважения.  В семье были постоянные скандалы, безденежье, долги.

Страну продолжало «колбасить», всякие кризисы, курсы доллара скакали и прочее.  Сейчас прекрасно понимаю насколько у моей жены было слабое мужское плечо рядом. Я разводил руками и снова за свое: «Давай-ка опять денег займём, тёща поможет или мать?». И мы на эти деньги как-то умудрялись семью и детей тянуть. Я никак не связывал, что проблема в моей семье в моей жизни как-то связаны с выпивкой. Выпивка, ведь строить и жить помогает!

У меня дочка, когда была маленькой, решила копить деньги на велосипед и стала у нас мелочь выпрашивать и складывать в копилку. Помню, это опять яркая картина перед глазами, я ножом пытаюсь из дочкиной копилки достать мелочь и набрать себе на опохмелку. Мне худо, меня трясёт, я хочу похмелиться. Я трясу эту копилку, в надежде, что хоть на бутылку пива бы достать. Мелочь начинает высыпаться, а я такой: о, тут уже и на крепкое хватит! И не на маленькую! Возьму ка я сразу нормальную бутылку и посижу хорошо. Вот так, я уже добрался и до детской копилки.

Были и другие проблемы.  Меня понизили по работе, у меня возникли неприятности с начальством.

После очередной пьянки, где я опять что-то такое страшное и постыдное сотворил, мама с женой уговорили пойти на кодировку. Я шёл как на плаху. Для меня год не пить – это было что-то космическое, но я решил попробовать, всё-таки какой-то эксперимент – это мне показалось интересным.  Со мной поработал хороший психолог. Он видимо так хорошо залез в мои мозги, что перед тем как дать выпить эту капсулу, потребовал с меня расписку о том, что если я выпью, то в случае моей смерти прошу никого не винить, так как у меня откажут печень, почки, плюс отёк мозга и смерть. Всё это я подписал и был уверен, что если выпью, то сразу умру.

И потянулись вот эти вот трезвые дни. День за днём, неделя за неделей. Ничего в моей жизни не менялось. Я точно так же работал на одной работе, вечером шёл на другую работу, а потом мы сидели с мужиками в пивнухе. Они пили своё пиво, а я хлебал бульон с куриным яйцом. Я до сих пор это блюдо ненавижу. Полтора месяца я так жил. Если я сейчас вспоминаю всю свою прошлую жизнь до трезвости, то это были чёрно-белые картинки, с редкими цветными, вроде каких-то финансовых удач или рождения детей. А эти полтора месяца кодировки я вспоминаю как сплошное черное пятно в жизни. И вот когда мне протянули полкружки пива и сказали: «На, не мучайся». Я не знаю, что у меня творилось в голове после сеанса этого психолога, но я выпил это пиво. Я решил, что лучше сдохнуть, чем так жить. Я проснулся утром живой. В тот день проснулся самый счастливый человек в мире, и я напился, очень хорошо напился.

Были потом вторая и третья кодировки.  Я действительно искал пути бросить пить. Видит Бог, я действительно хотел бросить пить, после тех вещей стыда и позора, которые я творил. Лучше вообще не пить, чем все эти вещи снова переживать.  Запомнились слова одного нарколога, который мне посоветовал найти какую-нибудь замену алкоголю, например, прыжки с парашютом, адреналин, то есть найти какой-то другой кайф, вместо алкоголя.

Я нашел «прекрасную» замену – я начал употреблять наркотики. У меня в тот период была вторая или третья кодировка. Как мне тогда казалось, она сработала. Но я уже плотно сидел на наркотиках.

Я таксовал. У меня вторая работа была, у меня третья работа была, но ничего в моей семье не изменилось, я тратил деньги уже на наркотики. Потом в моей жизни появились игровые автоматы и случайный секс. Я пытался найти тот самый кайф, который мне давал стакан. Я не пил 9 месяцев и как мне казалось жил полноценной жизнью. В конце концов закончилось это всё тем, что я уже и машину сдал на металлолом.

Я снова напился, просто опять решил, что в этот раз я могу выпить. Я же много времени не пил. Чуть-чуть то я могу. Я уже всё знаю, я вылечился.
Проходит месяц-полтора, машина в металлоломе, я в очередной раз в больнице с сотрясением мозга и разбитой головой.

Шли годы. Жена долго меня терпеть не стала, выгнала меня из дома, хотя тогда я всем говорил, что это я сам ушёл. Меня уволили с одной работы, со второй работы.

В последние годы своего пьянства я уже сидел на шее у матери.
Весь этот мой опыт с наркотиками закончился тюрьмой и колонией. Я взял свой срок на общем режиме. Там в тюрьме я какое-то время был трезвым. Потом уже сообразили, как брагу ставить и «корвалол» затягивали и другие вещи.

Суть какая? Я помню вот этот страх. Я маменькин сынок, единственный ребёнок у мамочки, папа с мамой развелись тоже в конце концов. В армию я не попал из-за за той травмы, что я получил по пьяни, ногу повредил очень сильно. Это испытание к 28 годам, когда я попал в тюрьму, это был дикий страх.  Мне действительно было страшно оказаться в тюрьме, оказаться в этих условиях. Я там сразу встретил своего соседа, который тоже отбывал срок по 228 статье. Он на меня с удивлением смотрел, как ты здесь? Я же тебя знаю! У тебя двое детей, как ты здесь мог оказаться вообще? Я и сам поверил, что я действительно здесь человек случайный.
В тюрьме я пытался взглянуть на свою жизнь с другой стороны. Начал читать много книг. Одна из книг, которую я взял с собой, была Библия. Там же начал посещать церковь. Именно в церкви я испытал то, что у нас называют духовным пробуждением. Получил ощущение того что нет страха в моей жизни, даже в этих условиях, в этих четырёх стенах получал счастье. Вот это был новый «приход».

Когда я освободился, то я решил, что уже знаю, как нужно жить.  Нужно просто в церковь ходить, исповедоваться, причащаться в монастыре, где я какое-то время жил после тюрьмы.

Но что-то не срасталось. Стою я на исповеди, опять с разбитыми кулаками, с разбитой мордой, и рассказываю батюшке, что я опять напился или хотел человека убить какого-то по пьяни. Это всё было. И еще обида на Бога накопилась. Как так? Я тут исповедуюсь, причащаюсь, а ты мне тут не даёшь денег или чтобы вот эта девчонка меня любила?!

Последние годы была уже деградация. С одной работы после тюрьмы меня уволили. Я уже стал устраиваться на работу с более низкой квалификацией, уже невзирая на то, что у меня какие-то там дипломы и корочки были.

Я искал ту работу, где мне было комфортнее пить и можно было подшабашивать. У меня копились долги по алиментам, потому что я старался неофициально зарабатывать. Как мне казалось, меня перестали уважать даже мои тогдашние кореша, потому что перестали приглашать на шабашки, например. Выполнял какие-то подсобные работы, монтажи. Мне всё время платили живыми денежками, и казалось, что это и есть счастье. Шабашка – это здорово. Можно побухать.  Знаете, что я первым делом с этими шабашными деньгами делал? Я шёл эти заработанные деньги возвращать по пивнушкам и ларькам, где занимал на спиртное, по тем бабкам, кто спиртом торгуют. Приходим с серьезным видом, вот мол Натаха, Танька, Машка, я у тебя брал, обещал отдать – отдаю! Извини что задержал, но я же отдал. Мужик сказал…На тебе чуть сверху на шоколадку. Это и есть какое-то бессилие перед алкоголем. Я не видел то, почему, когда я эти долги отдавал, я этим ещё и гордился. А отдавал я их по одной простой причине, потому что я знал, что еще приду занимать, и к этой соседке, и в этот ларёк я постучу и буду унижаться и просить, потому что мне худо, потому что меня трясёт и я умираю.

Я не интересовался, на какие деньги меня моя мама кормит, как она квартиру оплачивает. Я не давал ей денег, не интересовался какой размер одежды и обуви носят мои дети. В какой школе и как они учатся.  Что им нужно, может деньги нужны? Были дикие обиды из прошлого на жену.

Трезвости я больше уже не ждал. Все мои попытки как-то это проконтролировать, как-то бросить – это были кодировки, переезды в другие города, психологи, наркологи, священники и всё что можно было купить за деньги – я это использовал. Находился на учёте в нашей нарколожке.

Я сидел на шею у мамы. Работы не было вообще, от слова никакой. Я жил уже от пятницы до пятницы, когда меня позовут выпить соседи, друзья детства или дворовые ребята. Я прекрасно понимал то, что я от этой жизни просто сдохну, так как начали уже умирать мои друзья детства, те, с которыми мы первую бутылку пили, одноклассники. Я понимал, что я следующий. В один «прекрасный» день мне просто бутылкой посильнее по башке дадут или нож воткнут, и он чуть выше войдёт. Думал, что упаду с высокого этажа или просто повешусь. Больше всего боялся того, что во мне лопнет какой-нибудь сосудик в голове, с похмелья, и я буду лежать, ходить под себя, добрых людей просить: «оставьте мне сигаретку?», «поднесите стаканчик?». Я прекрасно понимал, что и свою маму такой жизнью просто сведу могилу. В квартире всё уже карвалолом пропахло.  Мы уже даже не скандалили, настолько буднично все было.

Я в очередной раз запивал, и знаете, праздника то уже никакого не было.  Собираемся с друзьями, у меня хата свободна – мама по сменам работала. Нас трое друзей было с детства. У нас нарды, пиво было взято. У ребят такое радостное предвкушение: сейчас посидим хорошо, всё будет, повеселимся. А я на них смотрю, и мне уже плохо, потому что я прекрасно знаю, что они это пиво выпьют и разойдутся по домам, а я не смогу заснуть, мне надо будет искать еще выпить. А денег у меня уже опять нет, значит надо опять идти занимать. Я не смогу заснуть, мне будет худо, потому что если я выпью, то я уже не остановлюсь – вот это хуже всего.
В очередной раз, отходя от своего запоя, когда я очухивался, я всегда ждал, что будет что-то прекрасное, будет лето, солнце, новая работа, женщина… В общем что-то новое и хорошее… И вот я очухиваюсь, а на дворе опять осень. Опять мне плохо, опять эта вонь от пролитого пива, мочи, курева. Я смотрю в окно и вспоминаю, что я весной ждал прекрасного лета. И что со мной было летом?  Две шабашки и запой, больше ничего. Я вспоминаю, что после тюрьмы прошло уже 5 лет, и я все 5 лет так вот и прожил! Я жду лета. Летом пью. Зимой шабашки и запои, эти Новые года с фингалами под глазом и так по кругу.

Моя трезвость начинается с 24 сентября 2012 года. В тот день я стоял на перекрёстке с разбитой головой, у меня швы на голове были наложены. Я не спал третью ночь и боялся белой горячки. Боялся, что «кукушка улетит» или что я кому-то башку проломлю, я мальчик сильный, плюс к этому еще и в колонии раскачался, и меня опять запрут где-нибудь на долгие годы.

 Я стоял молился, я же православный был на всю голову! Господи, вот если автобус направо пойдёт, то я поеду в травматологию и скажу врачам, что у меня опять неврология, одиннадцатое или двенадцатое сотрясение мозга, положите меня. У меня все симптомы, меня тошнит и вся голова в шрамах. Если налево автобус поедет, то в нарколожку поеду.  Меня там прокапают, таблеток каких-нибудь дадут, там хоть «кукушка не улетит». Попал я в нарколожку. С нарколожки меня отправили в больничку полежать, дальше реабилитация, где я и получил «пинков» от наших анонимных собратьев. Знаете, что меня поразило больше всего в них? Их Вера в то, что можно жить трезвыми! И эта их Вера, как-то передалась мне. До этого я не верил в это, так как к тому времени перепробовал все возможные способы бросить пить. Передо мной находились люди, которые улыбаются  и смеются, и которые, судя по их историям о себе, пили еще больше чем я, и ситуации, в которых они оказывали в  течении своей жизни были пострашнее, чем мои. Я видел наркоманов, бросивших употреблять. Я знаю, как их трясло, как их крутило и ломало, как они с этажей прыгали… И всё это я видел.. И я видел что они трезвые. Они смогли! А если они смогли, то почему я не смогу? Я же себя считал крутым парнем.

Я начал ходить к ним. Вспоминаю рекомендацию моего врача нарколога, которую он мне дал в самый первый день, когда я пришёл к нему: «Иди и делай то, что тебе говорят эти люди!». Мне пришлось отложить в сторону все, что я знаю и умею, включая, как говорится, все свои тридцать три способа правильного применения капустного рассола. Я начал делать то, что мне говорили. Говорили, что мне надо приходить к ним – я приходил, говорили писать – ну пожалуйста. С другой стороны, мне казалось, что я занимаюсь тем, что мне никогда и никаким образом не поможет. Эти шаги… я их сделал, честно говорю, на отвяжись. Мне просто хотелось хоть одно дело в своей жизни довести до конца. Ведь я столько раз всего начинал и бросал…бизнесы, карьеры, учёбы… я это все начинал и бросал. А здесь захотелось пройти все до конца. Двенадцать Шагов надо пройти. Мне сказали, что за полгода сможешь все сделать. Ни разу не веря в успех, при этом особо не размышляя и не раздумывая о том, что это такое и как это мне поможет, я начал двигаться по этим Шагам.   Было ощущение, что есть Кто-то наверху, я пока знаю кто, но я чувствую, что там точно кто-то есть! И Он смотрел сверху на меня. Я писал по приколу, а Он взял, и всерьёз оставил меня трезвым.

Потом я сделал второй круг Шагов. Затем у меня появились подопечные. До моих 35 лет, в те моменты, когда  я не пил, мне казалось, что я не живу. Я как будто черновик жизни какой-то пишу, что вдруг наступит какой-то день, какое-то событие страшное, война или тюрьма, например, тогда я встану, умоюсь и начну новую жизнь. И много таких ярких и тяжелых событий происходило в моей жизни, но я не менялся, и жизнь вокруг мня не менялась. Мне было хреново от той жизни, я ту жизнь ненавидел. Ненавидел эти новости по телевизору, ненавидел соседей, начальство, жену, детей и прочее. День за днём я ходил за этой трезвостью к анонимным. Какие-то годовщины и юбилеи трезвости начал отмечать. Я удивлялся от самого себя, что оказывается могу быть трезвым год, полтора, два…Жизнь менялась в лучшую сторону.  То как сейчас проходит моя жизнь, честно говорю, я даже и не мечтал о таком. Это как две реальности, как два параллельных мира. Одна реальность – это моя старая, пьяная жизнь.

Я помню, как я гулял по парку, у меня в рукаве спрятана полторашка, где был налит разведённый с лимонадом спирт. Я гулял по весеннему парку и прихлёбывал этот спирт. Мне тогда казалось, что я самый счастливый человек на земле. Вокруг меня гуляли какие-то семьи с детьми, они там бегали, на чемто катались, веселые, активные. Я присяду на скамейку, прихлебну из этой полторашки, спрячу бутылку в рукав и смотрю на них, как на идиотов.  Я сижу счастливый, набухиваюсь на солнышке. И вот этот параллельный мир мне казался каким-то не правильным, и люди в нем живут не правильные. Я спорил с людьми в этом мире, с друзьями бывшими, с одноклассниками. «Ну зачем ты такую дорогую машину купил? Ты же её разобьёшь и все полтора миллиона в утиль сдашь! Я тебе говорю, у меня три машины было, и я все их сдал в металлолом все разбитые». Или «Зачем ты покупаешь себе такой дорогой телефон? Его либо украдут, либо ты его потеряешь, либо как я в ларек заложишь!». У меня всегда было свое «правильное» мнение насчёт того, как эти люди неправильно живут. Я не понимал этих людей, которые живут и в отпуск куда-то там отдыхать ездят. Идиоты, думал я, где вы так устаёте?! На что вы копите деньги, эти ваши ипотеки, квартиры…! Детей учат, воспитывают!? Нас улица воспитала, и мы все нормальные! А в глубине души, я не буду скрывать, мне хотелось стать такими, как эти люди.

Вторая реальность – это моя сегодняшняя трезвая и счастливая жизнь.  Сейчас у меня, не скажу, что суперуспешный, со своими сложностями, но свой бизнес. Я забочусь о своей маме пенсионерке. У меня молодая жена и мне хочется возвращаться домой. Это тоже новое открытие – мне хочется возвращаться домой. У меня интересная жизнь. Я уже и на море ездил и отдыхал. У меня появилось новые увлечения, хобби. Сегодняшняя жизнь наполнена красками. Раньше, я уже говорил, все было чёрно-белым. Я прекрасно ощущаю разницу между нынешней трезвостью и той, «сухой» трезвостью. Время от времени я наблюдаю со стороны на тот параллельный мир. Например, когда я открываю форточку, если у мамы бываю, а окна здесь выходят на скамейки во дворе, и слышу отголоски прошлого, где разносятся пьяные крики, разборки и ругань. О, я вспоминаю себя, это то место, тот мир, откуда я чудесным образом вышел.  Я раздумываю о том, что и эти люди, возможно также как и я раньше, считают, что их параллельный мир не пересекается с другим!? Ребята, есть дверь! Много званых, мало избранных. Я не знаю для чего я это делаю и для чего я это рассказываю. Просто я в эту дверь вошёл, она называется «Анонимные Алкоголики». Это то место, где меня поймут, где мне не надо притворяться.  Это то место, где есть настоящая поддержка и действительно настоящие силы, откуда я продолжаю черпать умение жить трезво, получать опыт людей, которые пережили ту или иную ситуацию и остались трезвыми. Ещё и бонусы какие-то получаешь, благодаря этому!

Раньше я считал, что ни одну проблему без стакана решить нельзя.  Продолжаю делать то, что мне говорят люди с большим опытом, впереди идущие и мой наставник. Я продолжаю учиться этой жизни, хотя я уже взрослый, солидный дядька и часто представляюсь по имени отчеству, это для меня тоже новые ощущения. Я обычная дворовая пьянь, которая спала на скамейке средь белого дня, а сейчас захожу в такие кабинеты, где серьёзные люди со мной за руку здороваются. Ребят, я просто говорю, что это есть и каждому выбор делать самому. Спасибо, сегодня трезвый, чего и всем желаю!

  Максим